«Рассветы и Закаты»

 

Однажды один человек, большой как гора, полюбил одну женщину, маленькую как птичка, и решил жениться на ней. Но невеста была такая бедная, что кроме одного платья у нее больше ничего не имелось.

 

Тогда большой человек решил подарить ей дом, полную чашу, и горячий очаг, чтобы она согрелась от стужи, что преследовала ее в жизни. А она взамен стала дарить ему детей.

 

Сначала у них родился сын, и большой человек очень обрадовался такому чудесному подарку. Ведь он так хотел иметь сына, который бы походил на него. Но недолго прожил мальчик, и горе унесло его жизнь в лунную реку. Тогда маленькая женщина родила еще одного, но и тот не задержался надолго.

 

Погоревав, молодая жена сказала мужу, что родит ему дочь, и та, словно солнце прогонит все печали и озарит их дом счастьем.

 

Так и случилось: на рассвете маленькая женщина, похожая на птичку, родила очаровательную малышку, такую прекрасную, как та заря, что занималась алым пламенем в тот миг. И родители решили назвать ее в честь нее – Зарёй.

 

Но маленькая женщина очень тосковала по своим первыми сыновьями и, пожив еще чуть-чуть, ушла искать их в лунную реку. А еще через какое-то время, безмерно скучая по своей любимой жене, вслед за ними ушел и большой человек, похожий на гору.

 

Жизнь Зари омрачилась такой утратой, и как она не старалась, ее пламя не возгоралось, как мечтали большой человек и маленькая женщина. И тогда понимая, что не в силах исполнить заветы родных, она решила собрать свои последние силы и родить Солнце, чтобы оно осветило счастьем все вокруг.

 

Однако и здесь все оказалось не просто. Рожденное Солнце никак не загоралось, не понимая смысла своего рождения, лишь изредка опасно извергало яркие искры, поджигающие вокруг сухие осенние листья, похожие на ее сухое картонное сердце.

 

Но однажды, будто кто-то сверху смилостивился над блекнущим Солнцем, и в его жизнь вошло настоящее Светило, уже зажженное тысячу лет тому назад. И ухватившись за его мощные лучи, незажжённое Солнце стало греться его теплом, переливаясь волной блаженства и долгожданного спокойствия.

 

И от этого благополучия Солнце сказало плазменному кумиру: «Я так люблю тебя! Ты есть все для меня! Без тебя я ничто! Если ты оставишь меня – я умру…»

 

Говоря это, Солнце совсем не знало, что это были волшебные слова. Стоило лишь произнести их хоть раз, и тот, кому они предназначались – словно заколдованный, должен был бы покинуть говорившего.

 

Так и случилось… Начался закат Светила, и как только Солнце не цеплялось за его меркнувшие в ночи лучи, - он ушел.

 

Почти потухнув от отчаяния, незажженное Солнце стало чёрным, как то беззвездное небо над головой в самую ненастную тёмную ночь.  

 

Этим чёрным Солнцем была я, которая садилась в плетенное кресло на высокой горе с видом на бескрайнее море, где каждое утро и каждый вечер вставали и заходили неземной красоты Рассветы и Закаты, красоту которых я не замечала.

 

Ничего не радовало взгляд: мой закат не уходил, а рассвет так и не наступал.

 

И однажды, устав от ожидания, я строго посмотрела в небо и, схватив его черное полотно, утыканное драгоценными камнями за край, стала наматывать его на твердый кулак. А потом переложила его узор на бумагу, и получился длинный рассказ про картонное кукольное сердце, разбитое предательством, но не потерявшее надежду в один прекрасный день вновь задышать, как человеческое.

 

И когда была дописана последняя страница и поставлена точка, неожиданно закончилась та долгая ночь, что затянулась на года, и высокая гора озарилась величественным, долгожданным рассветом, который тронул погасшее незажженное Солнце. В ответ оно проснулось и засветилось, как ему было предписано при рождении, озаряя все вокруг на тысячи километров вперед, назад, в прошлое и даже в будущее.

 

Заря, названная в честь пламенного рассвета любви большого человека, похожего на гору, к своей маленькой женщине, похожей на птичку, и все-все-все вокруг были счастливы.

 

Однако солнечный костер лишь разгорался, и, усилив свечение, я разрешила себе стать палящим красным солярисом, испепеляющим ледяные глыбы и даже несокрушимые айсберги. 

 

Я разрешила себе быть нежным весенним солнышком, которое могло осветить своими проникающими повсюду лучиками все затемненные уголки души, где тут же расцветали веснушки.

 

А через некоторое время, почувствовав невероятную силу, я поняла, что могу рожать новые солнца, и даже луны, которые своим свечением и мерцанием могли озарять то, что до них не мог сделать никто.

 

Я разрешила себе все, обращаясь то луной, то звездами, придумывала и порождала новые миры, где главными героями являлись то куклы, то люди, то плюшевые бурые мишки…

 

И я больше не боялась закатов, зная, что вновь намотаю их на кулак и переложу узор на бумагу…

 

Ваша Евгения Хамуляк.